Графика Оксаны Стратийчук

Грустно, и в последнее время все реже удается побывать на выставке графики, скажем, офортов. А еще реже — увидеть экспозицию хороших офортов. Уж слишком длительный и трудоемкий процесс их творения. Но что там говорить, поразмышляйте сами: это же нужно нанести рисунок на медную доску, выцарапать его на лаке, протравить в кислоте, а затем еще и отпечатать на офортном станке. Занятие не для тех, у кого слабые нервы, сам пробовал, собственно, печатать, но и этого хватило для осознания. Чуть не забыл, желается еще одна составляющая (достаточно важная) — талант. На компьютере — хорошо, что живем во времена IT-технологий — все сделать значительно проще, хотя и здесь, конечно, придется работать руками. Но все-таки здесь можно хоть бы ошибку исправить, подчистить огрехи... С офортной доской такой номер не пройдет.

Но это так, лирическое вступление. Дело в том, что в прошлый четверг в киевской галерее «Триптих» открылась выставка офортов замечательной художницы Оксаны Стратийчук, которая совмещает в себе и талант, и терпение. Оксана — настоящий виртуоз. Вряд ли кто-то в этом будет сомневаться, если хоть раз увидит ее работы. Они по-настоящему талантливые и выделяются настоящей старомодной красотой. Красотой в чистом виде, лишенной малейших намеков на салонную, кичевость и новомодные эстетичные поиски. Глядя на них, с удовольствием замечаешь: Оксана не прислушивалась к утверждению отца сюрреализма Андре Бретона о том, что «красота будет конвульсивной или ее не будет совсем». Как выясняется, красота остается красотой, даже без конвульсий.

В галерее представлены относительно ранние значительных размеров офорты художницы, на которых изображены галантные кавалеры приблизительно ХVІІІ века, которые выгуливают пуделей, весьма откормленных нимф кое-что в стиле декаданса и наяд в окружении фруктово-цветочного разнообразия. Но эти работы составляют лишь малую часть экспозиции. Преимущественно выставлено новые работы, значительно более строгие, хотя и не менее красивые и изысканные. Это, если можно так высказаться, «ботанические исследования», которые изображают цветы, — увядшие и живые, выполненные в сдержанной серовато черной гамме. Листы уменьшились в размерах, и зато приобрели дополнительную красоту и обворожительность. Их смело можно назвать работами для настоящих эстетов (не снобов!) и поціновувачів настоящей красоты. Фактически, в них стирается грань между живой и неживой природой, и даже срезанные увядшие растения продолжают жить в каком-то фантастическом мире достаточно причудливой Оксаниной фантазии.

Как и каждый настоящий художник, она творит собственную нереальную вселенную, со своими законами, мифологией и какой-то новой, до сих пор не известной действительностью. Она помогает увидеть красоту в, казалось, будничных вещах и почувствовать поэзию в строгих линиях. Хотя, может, и не совсем строгих, но точных. Гербарий Оксаны пополнился и письмами из Японии, обеспеченными для вероятности почтовыми марками. Выставленные также и эмали художницы, так же утонченные, как и офорты.

Возможно, рассказ о выставке вышел кое-что захваченной, но не судите сурово: работы Оксаны достаточно-таки сложно перехвалить.

Весенние цветы
Офорт, акварель, 50×64, 2008

Гранаты
Офорт, 31×56, 2008

Спаржа и артишоки
Офорт, 30×50, 2008

Французский натюрморт
Офорт, 33×65, 2008

Цветы алоэ
Офорт, 45×59, 2007

Письмо из Японии ІІI
Офорт, 95×33, 2007

Письмо из Японии І
Офорт, 48×95, 2006

Письмо из Японии ІІ
Офорт, 95×33, 2006

Оставьте ваше сообщение